Лекарственные растения сегодня и завтра

В сознании очень многих наших современников лекарственные растения («лекарственные травы») представляют собой нечто чрезвычайно устарелое, пережиток глубокой старины, которому в самом недалеком будущем надлежит быть сданным в архив, вместе с сохой, телегой или кремневым огнивом. Наш век электроники и автоматики, век полупроводников и полимеров кажется очень плохо совместимым с пучками сушеных трав, от которых человечество в прошлом со слепой верой ждало чудесных исцелений. Успехи синтетической химии, открывшаяся возможность для ученых в своих лабораториях, сверкающих стеклом и металлом, создавать десятки и сотни тысяч новых, никогда до этого не существовавших в природе, органических соединений с самыми причудливыми сочетаниями атомов и целых молекул, вселяли веру во всемогущество химического синтеза. Возникла уверенность в скором получении новых, созданных человеком лекарств, которые вылечат всевозможные болезни, от которых страдало и продолжает страдать человечество.

Такая точка зрения существует и в настоящее время, но особенно широко она была распространена два-три десятилетия тому назад. Несколько неожиданным образом эта вера во всемогущество химии “была поколеблена открытием в сороковых годах целого нового класса лекарственных веществ, полученных все из тех же старых друзей человека — растений. Речь идет о так называемых антибиотиках, лекарственных препаратах, получаемых из грибов и некоторых родственных им организмов. Антибиотики сыграли столь большую роль в лечении некоторых инфекционных заболеваний, что можно говорить об «эре антибиотиков в медицине». И это, вероятно, не преувеличение.

Особо бурный успех выпал на долю пенициллина. Надо признать, что его внедрение в медицинскую практику оказалось на редкость удачным. Совершенно бесспорно огромное значение пенициллина в лечении целого ряда тяжелейших заболеваний.

Новые пути в области поисков лекарственных препаратов среди грибов и близких к ним организмов — актиномицетов — дали и продолжают давать много новых и весьма эффективных антибактериальных средств. Эти успехи в области растительных препаратов (а антибиотики — это все же растительные препараты, как ни была бы велика разница между грибами и высшими, зелеными растениями) вновь заставили многих с надеждой обратиться к старинному, но все еще далеко не исчерпавшему себя арсеналу лекарств — к миру растений.

Достижения лекарственной фитохимии отнюдь не говорят о том, что синтетическая химия в принципе бессильна дать полноценные лекарственные средства. Было бы крайней близорукостью отрицать ее огромные возможности. Но столь же ошибочно думать, что мир растений дал уже все, что он может дать для обеспечения здоровья, страждущего человечества. Несколько ниже, в заключении этой главы, мы попробуем изложить некоторые общие соображения о сравнительной роли природных и искусственных органических соединений в терапевтической практике. А сейчас рассмотрим, какова же роль лекарственных растений в медицине сегодняшнего дня.

Важнейшие лекарственные средства, используемые медицинскими работниками любой страны и отпускаемые в ее аптеках, перечислены и подробно охарактеризованы в специальных справочниках, носящих название «фармакопеи». Каждые несколько лет эти фармакопеи пересматривают и переиздают. Такая же «Государственная фармакопея» существует и в Советском Союзе и как раз недавно, в 1961 году вышло ее последнее, 9-е издание. Из числа лекарственных средств, допущенных фармакопеей в медицинской практике нашей страны, 45% приходится на лекарственные препараты из высших растений, около 2% — на лекарственные препараты из грибов и бактерий (антибиотики), около 8%—на препараты животного происхождения (так называемые эндокринные препараты, вакцины и сыворотки), около 18% — на неорганические соединения, вроде марганцевокислого калия или цинковой мази, и примерно 27% составляют органические препараты, полученные синтетическим путем.

Однако надо отметить, что не все лекарственные растения, которые в расфасованных пакетах или в виде разных препаратов продаются в аптеках, описаны в Государственной фармакопее. В фармакопею включены наиболее важные, часто применяемые растения, входящие в состав лекарств. Но собирается еще много других растений, разрешенных к применению Министерством здравоохранения и допущенных к продаже в аптеках. Помимо того, известно значительное количество лекарственных растений, не пользующихся вниманием научной медицины или в связи с их недостаточной изученностью, или относительно малой эффективностью, или просто забытых. «Забытые» растения, числившиеся в начале XIX века в фармакопеях, постепенно вышедшие из употребления, тем не менее, традиционно ценятся населением; часто «забытые» растения после современной научной проверки вновь включают в фармакопею.

Такова реальная роль, которую играют лекарственные растения в нашем здравоохранении сегодня. Лекарственные растения не всегда служат источниками второстепенных препаратов, вроде малинового чая или клюквенного экстракта. Как известно, из всех заболеваний человеческого организма, наибольшую смертность дают заболевания сердечнососудистой системы. И вот от этих наиболее обычных и наиболее тяжелых заболеваний лечат, в основном, растениями — более 80% всех лекарств при болезнях сердца составляют препараты из растений.

Совершенно естественно, что обеспечение всей аптечной сети Советского Союза лекарственными растениями — сложная задача. Ее разрешает целый ряд специализированных организаций— трест по заготовке и культуре лекарственных растений Министерства здравоохранения СССР и его многочисленные совхозы и заготовительные конторы, сельские потребительские общества, объединяемые Центросоюзом и привлекающие к этому важному делу огромную армию сборщиков, в том числе и школьников, наконец, сами аптеки. Общая масса ежегодно заготовляемых в Советском Союзе лекарственных растений весьма внушительна и составляет около 30 тысяч тонн. Если учесть ничтожный вес большинства лекарственных растений в высушенном состоянии и то, что они большей частью растут рассеянно, не образуя значительных зарослей, то легко себе представить, какую массу труда надо вложить в заготовку этого количества.

Часть лекарственных растений получают с полей особых совхозов, где их культивируют и где собирать их, конечно, легче. Но до сих пор около 70% всей массы заготовляемого сырья получают от сбора диких растений в природе, хотя принимаются самые энергичные меры к расширению площадей и повышению урожайности культивируемых лекарственных растений. По плану на 1965 год предполагается заготовить уже около 63 тысяч тонн лекарственных растений, причем, 60% должно поступить из совхозов.

Всю эту массу растений, относящихся, примерно, к 200 различным видам, сортируют на приемных пунктах, очищают от примесей, случайно попавших в лекарственное сырье, и испытывают на содержание в сырье действующих веществ. Существуют особые правила сбора лекарственных растений для того, чтобы из них можно было получить полноценные лекарства. Основные положения этих правил мы кратко изложим в особом разделе первой части нашей книги. Скажем сейчас только, что эти правила достаточно точны и требуют неуклонного соблюдения, так как нарушение их может привести к порче значительного количества ценного сырья.

На все, разрешенные Министерством здравоохранения к применению лекарственные растения, существуют специальные Гесты, т. е. «Государственные общесоюзные стандарты» или «Технические условия», в которых указаны признаки сырья, допустимые отклонения от нормы (всегда очень незначительные) и правила хранения и упаковки собранных растений, которые теперь уже именуются не «лекарственными растениями», а «лекарственным растительным сырьем».

«Лекарственное растительное сырье» расфасовывают в небольшие пакеты и в таком виде оно поступает в аптеки или направляют на специальные предприятия, где из него готовят «лекарственные препараты». Под этим названием современная фармацевтическая наука понимает любое лекарство, приготовленное не в аптеке, а на предприятиях фармацевтической промышленности. Большей частью, на предприятиях из растительного сырья извлекают «действующие вещества», т. е. вещества, которые, как это доказано на основании соответствующих исследований, оказывают то или иное целебное действие.

Часть из заготовляемых лекарственных растений идет на экспорт. На этот вид сырья на зарубежных рынках существует постоянный и весьма значительный спрос.

Таковы вкратце основные пути использования лекарственных растений в современном здравоохранении. Понятно, что эта работа требует огромного количества людей. Помимо многочисленной армии сборщиков лекарственных растений, рабочих специализированных совхозов, заготовителей, агрономов, рабочих галеновых предприятий, инженеров и техников, химико-аналитиков и т. д., лекарственными растениями занимается и целый отряд ученых.

Наука о лекарственных растениях носит название «фармакогнозии». Целый ряд научно-исследовательских институтов и особые кафедры фармакогнозии и ботаники во всех фармацевтических институтах и факультетах специально заняты лекарственными растениями. Исследования лекарственных растений ведутся в самых различных направлениях. Выявляют и наносят на карту места распространения лекарственных растений, изучают особенности их жизни, способность к отрастанию после сбора (что особенно важно, так как неумеренная заготовка некоторых лекарственных растений грозит привести их к полному исчезновению), точным химическим анализом определяют состав и количество в них тех или иных веществ, имеющих целебное значение.

Подробно изучают внешнюю форму лекарственных растений и, особенно, их микроскопическое строение, так как чрезвычайно

важно уметь отличать лекарственные растения от растений схожих, но не обладающих целебным действием. Если эта задача довольно проста, когда мы имеем дело с цельным растением, пусть даже высушенным, то она весьма осложняется, когда приходится анализировать растительное сырье, превращенное в порошок или хотя бы резаное или размельченное. В этих случаях только анализ под микроскопом может выяснить, имеем ли мы дело с ценным лекарственным растением, или же с совершенно бесполезной травой.

Особый раздел фармакогнозии изучает способы разведения лекарственных растений на совхозных и колхозных полях. Большинство лекарственных растений очень капризно в культуре и требуется много труда для того, чтобы заставить их нормально расти и приносить полноценный урожай.

Фармакогносты по своей квалификации — фармацевты, специализирующиеся в области биологии и химии растений. Фармакогнозия— достаточно сложная наука, требующая от специалистов знаний, во всяком случае из области двух обширных наук - химии и ботаники, а также некоторого знания медицины. Но в изучении лекарственных растений играют не меньшую роль и представители другой науки — фармакологии. Фармакология — это наука о действии лекарственных веществ — любых, как полученных из растений, так и синтезированных в лаборатории — на организм высших животных вообще и человека в первую очередь. Фармакологи по своей квалификации, это врачи или физиологи.

Фармакогностическое изучение лекарственного растения — это только первый этап при его внедрении в медицину. Вторым этапом является фармакологическое исследование, которое должно сказать, не ядовито ли данное растение и если да, то в какой степени и в каких количествах (в каких дозах). Затем уже фармакологи выявляют физиологическое действие лекарственного препарата — соответствующей вытяжки, сока, экстракта и т. д., на те или иные функции животного организма—его сердечную деятельность, нервную систему, дыхание, работу пищеварительного тракта и т. д. Разумеется, все эти исследования проводят не на человеке, а на различных лабораторных животных— собаках, кошках, крысах, морских свинках, лягушках и других. За последнее время все чаще начинают испытывать действие растений на микроорганизмы, поскольку для ряда высших растений уже установлено бактерицидное действие содержащихся в них веществ.

После того, как фармакологическое, химическое, бактериологическое и прочие исследования закончены, установлены основные свойства нового лекарственного препарата и выявлены границы его ядовитости (его токсичности), он поступает уже на клиническое испытание, в больницу. В клинике врачи окончательно

решают судьбу нового лекарства. Большей частью проверку проводят не в одной больнице, а в нескольких. Все полученные данные сопоставляют, взвешивают, сравнивают с результатами лечения другими, давно известными препаратами и, наконец, новое лекарственное средство получает путевку в жизнь — его утверждает Министерство здравоохранения Советского Союза и распоряжение о его изготовлении передается заводам фармацевтической промышленности.

Таков наиболее обычный путь лекарственного растения от живой природы и до постели больного. Но очень часто, после того как соответствующими исследованиями фармакогностов и химиков выявлены те «действующие начала», которые содержатся в растении, используемом как лекарство, возникает вопрос— а не проще ли попробовать в лаборатории прямо приготовить это вещество, или даже улучшить его? Нельзя ли добавить к нему или отнять от него несколько атомов, или же прицепить их в молекуле каким-либо иным способом и тем самым получить еще более активное, еще более могущественное средство, чем то, которое синтезировало в своих клетках растение, даже и не предполагавшее, насколько важно бедному больному содержащееся в его корнях или листьях «органическое соединение», как важно называют все эти вещества ученые- химики.

Эти мысли давно уже возникали у ученых и именно развитию этих соображений обязана своим существованием вся химия синтетических лекарств — то, что и называют фармацевтической химией.

Иногда фармацевтическая химия идет, так сказать, «на поводу» у растения. Давно уже выяснилось, например, что среди многих веществ, образующихся в млечном соке у мака, некоторые чрезвычайно активны в своем действии на человеческий организм, а некоторых веществ до огорчительности мало. Высохший млечный сок мака называют опием. В нем больше всего камеди и некоторых других, достаточно бесполезных для медицины веществ, но много в нем и морфина — важнейшего лекарственного вещества. А вот кодеина, ценность которого знает всякий, кто когда-либо страдал кашлем, очень мало. Однако кодеин можно получить из морфина довольно простым химическим приемом, исправив, таким образом, «ошибку недогадливого растения». Так кодеин и получают в обычной фармацевтической практике.

Можно, конечно, пойти и гораздо дальше. Можно попытаться без всякого растения получить то вещество, которое растение образует в своем теле обычно в ничтожных количествах. Можно, наконец, создать и совсем новые вещества, никогда в живой природе не встречающиеся, изучить их действие на животный организм и начать ими лечить человека. Все это можно и все было сделано и делается во многих сотнях лабораторий всего мира. При этом выясняются любопытнейшие и важнейшие закономерности — начинает становиться ясным, какое именно сочетание атомов в сложнейшей молекуле органического соединения действует на тот или иной физиологический процесс, выправляет его, задерживает или ускоряет. И не надо с таким трудом собирать лекарственные растения, мучиться, добывая из них «действующие вещества», освобождая их от всяких других, ненужных, бесполезных или даже вредных.

Однако уже довольно давно - химики и фармакологи и даже клиницисты, столкнулись с одним, весьма любопытным и даже загадочным обстоятельством. Оказалось, что эффективность лекарственного препарата иногда не возрастает по мере его очищения.

Например, чистая аскорбиновая кислота не может полностью заменить шиповник. Выяснилось, что в плодах шиповника кроме витамина С, химическое наименование которого «аскорбиновая кислота», само говорит о его противоцинготных свойствах («а» — отрицание, «скорбут» — цинга) содержится еще каротин, витамин B2, витамин К, витамин Р; а кроме того, около 20% сахара, дубильные вещества, лимонная кислота. И все это в весьма удачном сочетании.

В очень многих случаях вещества, которые фармацевтическая промышленность получает из лекарственных растений, сегодня еще не могут быть заменены веществами, полученными в цехах заводов синтетической химии. Можно предположить, что вещества, полученные из растений, имеют — как возможные лекарственные средства-—некоторые принципиальные преимущества перед теми веществами, которые создаются химиками в лабораториях.

Первое из этих преимуществ то, что эти растительные вещества образуются в живой клетке. Как бы ни была велика разница между растениями и животными, все же основная живая единица — клетка, из которых составлены тело как растений, так и животных, имеет поразительно много общего. Это общее заключается не только в сходстве устройства клетки, но и в сходстве очень многих важнейших биохимических процессов, происходящих в клетках и растений, и животных. Вещества, образующиеся в растительной клетке, всегда в какой-то мере приспособлены к жизненным отправлениям этой клетки — даже когда они ядовиты для клеток других организмов. И достигается эта приспособленность не только тончайшей и точнейшей организацией атомов в молекуле того или иного вещества, но еще и присутствием в клетке других веществ, усиливающих или ослабляющих действие того химического соединения, которое мы и используем в качестве лекарственного. Вот почему различного рода фармакологически активные вещества, находящиеся в живой растительной клетке — даже когда они ядовиты — не ломают так грубо и резко всю систему химических реакций живой клетки высшего животного и человека, как это делают иногда некоторые вещества, полученные в колбе химика.

Эти особенности веществ, образующихся в растениях и используемых нами как лекарственные, связаны еще с одним обстоятельством, являющимся вторым важным преимуществом растительных лекарственных препаратов. Дело в том, что растения и животные — это не просто два типа развития жизни на земле. Развитие, эволюция животных самым тесным образом связана с эволюцией растений. Известно, что высшие животные — млекопитающие, появились на земле после того, как среди растительности земли стали преобладать высшие растения — покрытосеменные. Животные не способны сами строить свое тело из неорганических веществ, как это делают растения, и должны поэтому питаться органической пищей — растениями или другими животными (тоже в свою очередь питающихся растениями). Следовательно, в течение миллионов лет высшие животные приспособлялись к веществам высших растений и из них строили свое тело. Вот эта непосредственная пищевая связь между высшими животными и высшими растениями и приводит к столь тесной прилаженности между химическим составом растений и нормальной работой всех органов высших животных и человека.

В настоящее время, несмотря на весьма реальные и значительные успехи в области изучения тех исключительно разнообразных и тонких химических процессов, которые происходят в живой клетке — как растений, так и животных, еще очень многое в этих процессах нам остается неясным. Конечно, по мере успехов в области биологической химии, по мере того, как мы не только разберемся в той массе процессов, которые происходят в живой клетке, но и начнем воспроизводить их в искусственных условиях, разительно возрастут и наши успехи в области синтеза искусственных лекарственных препаратов.

Трудно: себе представить, какова будет фармацевтическая химия будущего. Следует только иметь в виду, что сегодня она, как правило, работает еще весьма неэкономно по сравнению с живой природой. Если в живой клетке самые сложные и самые поразительные процессы синтеза происходят при невысокой температуре, очень редко превышающей 25—30° С, при нормальном давлении и очень небольшой трате энергии, то синтетические процессы мы осуществляем ценой очень сложной аппаратуры, высоких температур и давлений и значительной затраты энергии. Недаром, самые выдающиеся химики наших дней усиленно призывают своих коллег «идти учиться работать у живой клетки». Более того, не следует думать, что химические синтезы проводятся’ таким же путем, как и в живой клетке, т. е. что из простых неорганических соединений, воды, минеральных солей получаются сложные органические соединения. В большинстве случаев, материалом для синтеза служат каменный уголь, нефть или древесина, т. е. все те же продукты деятельности живой клетки, полученные непосредственно из современных растений, или же пролежавшие много миллионов лет в глубинах земли и в той или иной степени там видоизменившиеся. А ведь растения строят органическое вещество из столь простых продуктов, как вода, углекислота и минеральные соли почвенных растворов.

Конечно, все эти преимущества живой клетки по сравнению с нашей техникой, только вопрос времени. И когда все эти тайны живой клетки будут разгаданы, когда можно будет синтезировать любое органическое вещество, тогда можно будет с полным успехом, не боясь никаких неприятных последствий, готовить также и самые различные лекарственные вещества. Но здесь встает еще один вопрос — о целесообразности с чисто экономической точки зрения получения этих органических веществ, в том числе и лекарственных, не из растений, а из различного рода продуктов. Вопрос этот, пожалуй, лучше оставить до времени открытия способов биологического синтеза. Тогда будет виднее, на что эффективнее тратить силы и средства.

Подведем теперь некоторые итоги нашим сведениям о значении лекарственных растений в настоящее время и их перспективах на будущее. Мы видели, что лекарственные растения сегодня играют значительную роль в нашем здравоохранении, их удельный вес в арсенале лекарственных средств очень велик. Их сбором, выращиванием и переработкой занята целая армия людей, многочисленные государственные и кооперативные организации. Вместе с тем, постоянно ведутся и научные исследования в области изучения старых и открытия новых лекарственных растений; исследования эти привели к ряду весьма важных, поистине благодетельных для человечества открытий.

Есть все основания думать, что и в будущем, во всяком случае ближайшем, роль лекарственных растений будет не уменьшаться но, напротив, возрастать. И как бы ни были лучезарны перспективы химии, каких бы чудес ни ждали мы от наших лабораторий и заводов, скромные цветы наших лесов и полей еще долго будут служить человечеству.